Новости искусства

 

 

Казахский Моцарт.

Казахстанский пианист Рахат-Би Абдысагин считается одним из самых одаренных музыкантов в мире. В свои 20 лет он окончил сразу 3 консерватории с мировым именем, передает Today.kz со ссылкой на "Казинформ"

Он магистр искусствоведческих наук и автор более 100 классических музыкальных произведений. Лауреат Государственной молодежной премии "Дарын", обладатель почетного знака "За заслуги в развитии культуры и искусства" Межпарламентской Ассамблеи СНГ, член Ассоциации лауреатов Международного конкурса имени П.И. Чайковского. Победитель Национального проекта "100 новых лиц Казахстана".

Рахат-Би в 13 лет стал студентом, в 17 — магистрантом, проходил стажировку в МГК имени П.И. Чайковского, в 18 лет блестяще защитил магистерскую диссертацию. Затем был принят в докторантуры трех престижнейших вузов Италии: Master di II Livello Миланской консерватории имени Джузеппе Верди (композиция), Master di II Livello Падуанской консерватории имени Чезаре Поллини (фортепиано), а также Corso di Perfezionamento (по композиции) Академии "Санта-Чечилия" (Рим). В 2019 году он блестяще завершил их все в 20-летнем возрасте.

Это наивысший уровень профессионального музыкального образования в Европе. Рахат-Би называют "казахским Моцартом". В 10 лет он писал музыку, которой могли бы гордиться зрелые композиторы. Его крупномасштабные симфонические полотна и камерные сочинения звучат в знаменитых концертных залах Италии, Австрии, Франции, Англии, Германии, Швейцарии, Испании, Чехии, Словении, Южной Кореи, Турции, Украины, России, Румынии, Египта, Иордании, Китая и США. Зачастую он сам играет партию солирующего фортепиано. Дает сольные и авторские концерты. Британские критики назвали Рахат-Би "настоящим казахским чудом, виртуозным пианистом с необыкновенной силой в руках и амбициями в характере". 

Кроме того, Рахат-Би — самый юный участник и лектор ICTM, международных академий композиторов и исполнителей Impuls (Грац), стипендиат ISA, KlangZeitMünster, Сермонета (Италия). Он — автор ряда научных статей и книг, в 14 лет опубликовал уникальный труд "Математика и современная музыка". 

Владеет казахским, русским, английским, итальянским и испанским языками. Немецкие искусствоведы отмечают: "в музыке Рахат-Би особая структура и математическая точность, и в то же время она полна поэзии и страсти". Партитуры его произведений публикуются известными европейскими и российскими издательствами.

                                                                                                                          

 

  Эссе «Кто Я?».


   В американском аэропорту Кеннеди журналист телекомпании ВВС проводил опрос на тему: «Что, по вашему мнению, является самым отвратительным на свете?». Люди отвечали разное: война, бедность, предательство, болезни. В это время в зале находился дзэнский монах Сунг Сан. Журналист, подойдя к монаху, задал ему тот же вопрос. Но монах задал журналисту встречный вопрос:
-Кто Вы?
-Я, Джон Смит, - ответил журналист.
-Нет, это Ваше имя, но кто Вы? – спросил снова монах.
-Я телерепортер телекомпании ВВС, - последовал ответ.
-Нет. Это только Ваша профессия, но кто Вы, - не унимался монах.
-Я человек, в конце концов!..- закричал, не выдержав, журналист.
-Нет, это только Ваш биологический вид, но кто Вы?..., - с иронией в голосе произнес монах.
Журналист наконец понял, что имел в виду монах и застыл с открытым ртом, не зная, что ответить.
Тогда монах улыбнулся и сказал:
-Вот это и есть самое отвратительное на свете – не знать кто ты есть на самом деле».
   Я думаю, что в морали этой народной притчи есть огромная доля правды. Ведь говорил когда-то Шекспир, что «вся наша жизнь – игра, а люди в ней актеры». Я бы сказала даже больше - каждый из нас великий актер, умеющий в день десятки раз мастерски менять свои маски и входить в разные роли. И действительно, в кругу родных и друзей мы одни, с незнакомыми людьми мы ведем себя иначе, в университетской аудитории мы вступаем в роль примерного студента и стараемся не выходить за рамки дозволенного, а вот на сцене концертного зала мы уже «важная персона». В ночном клубе мы даем полную свободу своим эмоциям и превращаемся вообще не понятно в кого, хотя, может быть, только час назад, на свидании с любимым человеком мы были просто «само очарование». Так который из числа этих персон наше истинное «Я»?  Или наше истинное «Я» есть совокупность всех наших перевоплощений? Над этой дилеммой ломало голову не одно поколение мыслителей – от дельфийских оракулов, начертавшие на стене своего храма бессмертное изречение «Познай самого себя» до Иммануил Канта, который каких-то два столетия назад с восторгом произнес: «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением – это звездное небо надо мной и нравственный закон во мне». Но если смысл «откровения» дельфийских оракулов оставался во все времена весьма и весьма туманным, то «императив» Канта при всей своей красе, не менее загадочен. По мнению Канта «моральный закон во мне», (то же самое что и истинное «Я»), должен был искать «продукт» для своего вдохновения где-то во внешнем мире, - «…поступай только в соответствии с тем принципом, который для тебя имеет силу всеобщего закона».
   Правда, были и такие мыслители, которые стали догадываться, в чем суть нашего истинного «Я». Вот довольно прозаическое утверждение Шопенгауэра: - «… у каждого человека есть известные прирожденные конкретные правила, которые внедрены в его плоть и кровь, будучи результатом всего его мышления, чувствования, желания и стремления. Он, человек, большею частью, не знает этих правил in abstracto, а только при оглядке на свою жизнь замечает, что он постоянно им следовал, влекомый ими, как будто не видимыми нитями. Смотря по тому, каковы эти правила, они ведут человека к счастью или к несчастью». Как видим, проблема «не знания» этих «правил» далеко не праздная, если есть риск того, что они, т.е. «правила», могут привести вас к «несчастью». И, все же, в начале прошлого столетия «точки над «i» в этом вопросе сумел поставить Зигмунд Фрейд. По его определению в глубине нашего «бессознательного» лежит наша природная сущность. Фрейд назвал ее «Оно». И, хотя порой, мы можем прожить целую жизнь и не догадываясь о его существовании, наше «Оно» оказывает весьма существенное влияние на наши мысли и поступки. По Фрейду очень важно каждому из нас понять суть своего «Оно», определить его намерения, вступить с ним в диалог и уже ориентируясь на все это, создавать своими руками собственное истинное «Я». И чем раньше мы займемся этим, считает Фрейд, тем меньше риск оказаться в конце своего жизненного пути у «разбитого корыта». Не за долго до научного открытия Фрейда, другой философ, Ницше выразил эту же мысль в одном из своих самых красивых и, на первый взгляд, загадочных, афоризмов так: «Если долго смотреть в бездну, (надо полагать в глубь своего бессознательного), то и бездна будет смотреть в тебя», (то есть наша природная сущность, которая является нашей неотъемлемой частью, обернется к нам лицом). Отсюда выходит, что кем бы мы себя не представляли и чем бы мы не занимались – мы всегда являемся выражением самого себя. И возможно великий смысл нашей жизни в том то и заключается, чтобы искать, находить, полюбить и ужиться с тем, что уже с рождения заложено в нас самих.

Адильхан Акбопе. МГК им. П. И. Чайковского. 2019 г.

 

flourish-4236406_640

Дорогие друзья, данную заметку интернет-журнал «Нур кисса» посвящает 130-летию Анны Ахматовой.

*** *** ***
Перед этим горем гнутся горы,
Не течет великая река,
Но крепки тюремные затворы,
А за ними «каторожные нары»
И смертельная тоска.
Для кого-то веет ветер свежий,
Для кого-то нежится закат – 
Мы не знаем, мы повсюду те же,
Слышим лишь колючий постылый скрежет
Да шаги тяжелые солдат...

     Это первые строки «крамольной» поэмы «Реквием» Анны Ахматовой. Такая великая смелость - писать подобные строки в разгар сталинских репрессий - могла родиться в душе человека, безгранично любящий жизнь и без сомнения верящий в торжество справедливости. Работу над поэмой поэтесса начала 1936 году и полностью завершила 1940 году. Рассказывают, что Анна Ахматова сразу сжигала рукописи «Реквиема» после того, как прочитывала их самым близким людям, которым безгранично доверяла. Даже после смерти Сталина долгие годы поэма распространялась среди читающей публики в рукописном варианте. Впервые «Реквием» был опубликован за границей, в Мюнхене, в 1963 году. Полная версия поэмы была официально допущены к печати лишь в 1987 году, в первые годы развала Союза. Свое произведение Анна Ахматова посвятила всем узникам «сталинского режима». Поэма насквозь пронизана душераздирающим стоном всех матерей, жен и дочерей, провожавших своих родных и любимых на плаху.

Редакция интернет-журнала «Нур кисса», Р.К., 24 июня 2019 г. 

 

   

Звоните нам:
Адрес:
Астана
График работы:
Пн-Пт с 9:00 до 18:00
Сб-Вс с 10:00 до 17:00